Интеграция крымских репатриантов в украинский социум: геоинформационные подходы к анализу

Ефимов С.А., "Объединение Технохимкомплект", г. Симферополь, АР Крым, Украина, http://www.git.crimeaonline.com.

По материалам доклада на Крымской конференции пользователей ГИС «Геоинформационные технологии в управлении территориальным развитием», Ялта, 2007 г.

Введение

Вопросы возвращения и обустройства крымских репатриантов в украинский социум в последние годы постоянно находятся в поле зрения исследователей. Анализу различных аспектов этого во многом уникального явления новейшего времени посвящены многочисленные исследования политологов, историков, социологов, правоведов, публицистов, специалистов государственного управления и других. Однако пространственно-временным аспектам данной проблемы посвящено относительно небольшое количество исследований.

Пожалуй, первая попытка анализа пространственной структуры расселения репатриантов была предпринята в 1998 году авторами коллективной монографии «Крымские репатрианты: депортация, возвращение и обустройство» [1, с.233-250].

Применение ГИС-технологий позволило в 2000 году создать первую геонформационную базу данных по размещению поселков компактного проживания репатриантов. Это исследование было выполнено С.А. Карпенко и С.Г. Угаровым в Исполнительной дирекции Единого республиканского цифрового территориального кадастра Крыма. ГИС-анализу конфессиональных аспектов репатриации посвящена вышедшая в 2005 г. статья А.Г. Шевчука и С.А. Карпенко [2].

Геоинформационные подходы удачно применены А.В. Ишиным, И.Г. Беднарским и А.Б. Швец для изучения проявлений этнополитических противоречий в Крыму [3]. Хотя отметим, что в качестве территориальной единицы для анализа избранных авторами процессов целесообразнее было бы брать сельсовет (поссовет, город), а не район (горсовет). Это позволило бы более рельефно продемонстрировать возникающие противоречия на приморских территориях полуострова.

Вместе с тем следует констатировать, что пока практически отсутствуют исследования, посвященные анализу одной из базовых проблем интеграции – наделения репатриантов земельными ресурсами. Здесь нельзя согласиться с утверждением авторов [2] о том, что это прерогатива органов государственного управления, а не научного сообщества.

Настоящей статьей автор преследует цель показать на конкретных примерах возможности геоинформационных подходов в исследовании сложных и порой противоречивых процессов интеграции. Мы не будем останавливаться на детальном анализе ситуации, а представим лишь общую картину.

Представленные в статье карты подготовлены С.Г. Угаровым, О.А. Селезнёвой и Л.В. Тимченко, которым автор выражает глубокую признательность. Приводимый картографический материал основан на данных Всеукраинской переписи населения 2001 г. и текущего архива Республиканского комитета АР Крым по земельным ресурсам по состоянию на 01.04.2005 г.

Общий обзор

По данным Всеукраинской переписи-2001 население АР Крым составляет 2033736 человек. Несмотря на общее сокращение населения Крыма по сравнению с данными Всесоюзной переписи-1989, масштабная репатриация крымских татар способствовала тому, что за период между переписями их абсолютная численность на полуострове возросла в 6,34 раза (с 38,4 тыс. до 243,4 тыс. человек), а относительная – с 1,6% до 12%. Распределение численности крымскотатарского населения по регионам АР Крым и удельный вес крымских татар в населении регионов показаны на рис. 1.


Рис. 1.
Распределение крымскотатарского населения по регионам АР Крым.

 

Согласно итогам переписи-2001, одним из главных элементов этнической самоидентификации крымских татар остается язык: 92,9% в качестве родного языка назвало крымскотатарский (в 1989 г. таковых было 93,3%). Региональные особенности языковой самоидентификации крымских татар иллюстрирует рис. 2.


Рис. 2.
Языковая самоидентификация крымских татар.

 

Земельные вопросы

Переходя к рассмотрению вопросов землеобеспеченности репатриантов, приведем некоторые общие сведения. По данным Рескомзема земельный фонд Автономной Республики Крым составляет 2,608 млн.га, в том числе: земель сельскохозяйственного назначения – 1,86 млн.га; земель промышленности, транспорта, обороны, связи и т.п. – 69 тыс.га; земель водного фонда – 222 тыс.га; земель лесного фонда – 256 тыс.га; земель жилой и общественной застройки – 65 тыс.га; земель природно-заповедного фонда – 127 тыс.га; прочих земель 9 тыс.га.

В результате проведения в автономии земельной реформы гражданам предоставлено 1,404 млн.га земель. Данные Рескомзема АР Крым об объемах предоставления гражданам земель по видам их целевого использования приведены в таблице.

 

Предоставлено земель по видам целевого использования

всего, тыс.га

в том числе:

крымским татарам

гражданам других национальностей

тыс.га

%

тыс.га

%

сельскохозяйственных угодий

1315,5

187,5

14,2

1128,0

85,8

для строительства и обслуживания жилого дома

47,0

8,2

17,4

38,8

82,6

для осуществления коммерческой деятельности (кроме юридических лиц)

1,1

0,05

4,5

1,05

95,5

для других целей (гаражи, дачи, аренда и т.п.)

40,4

4,8

11,9

35,6

88,1

Итого

1404,0

20,55

14,2

1203,45

85,8

 

Соотношение совокупной площади предоставленных гражданам для строительства жилья, садоводства и коммерческого использования земельных участков и площади регионов показано на рис. 3.


Рис. 3.
Отношение площади предоставленных гражданам участков к площади регионов.

 

Приводя сравнительный анализ землеобеспеченности репатриантов по сравнению с остальными крымчанами, следует отметить, что в среднем одному крымчанину предоставлено 0,69 га земель, в том числе: сельскохозяйственных угодий – 0,65 га; для строительства и обслуживания жилого дома – 0,02 га; для осуществления коммерческой деятельности – 5 кв.м; для других целей (гаражи, дачи, аренда и т.п.) – 0,02 га.

Одному жителю Крыма крымскотатарской национальности в среднем предоставлено 0,8204 га земель, в том числе: сельскохозяйственных угодий – 0,77 га; для строительства и обслуживания жилого дома – 0,03 га; для осуществления коммерческой деятельности – 4 кв.м; для других целей (гаражи, дачи, аренда и т.п.) – 0,02 га.

Для сравнения, одному крымчанину не крымскотатарской национальности предоставлено 0,6706 га земель, в том числе: сельскохозяйственных угодий – 0,63 га; для строительства и обслуживания жилого дома – 0,02 га; для осуществления коммерческой деятельности – 6 кв.м; для других целей (гаражи, дачи, аренда и т.п.) – 0,02 га.

Процесс выделения земельных участков для строительства и обслуживания жилья с указанием их среднего размера иллюстрирует рис. 4.


Рис. 4.
Выделение участков для строительства и обслуживания жилья.

 

Освоение земельных участков

Характер освоения земельных участков, выделенных для строительства и обслуживания жилья, а также региональные различия в совокупной площади выделенных земельных участков демонстрирует рис. 5. Обращает на себя внимание повсеместно высокая степень неосвоенности участков на Южном Берегу Крыма, особенно участков, выделенных репатриантам. Это может свидетельствовать как о том, что участки берутся «впрок» с целью их дальнейшей перепродажи, так и о том, что в последнее время местные власти активизировали выделение земли на ЮБК для индивидуального жилищного строительства. Сопоставляя картографические образы на рисунках 4 и 5, надо учитывать, что сформулированные выше гипотезы, безусловно, нуждаются в дальнейшей проверке и уточнении.


Рис. 5.
Степень освоения выделенных земельных участков.

 

Крайне острая тема самозахватов, которые, по меткому замечанию В. Самар, «стали настолько привычным элементом крымского ландшафта, что впору заносить их в туристические путеводители» [4], нуждается в отдельном обстоятельном исследовании. Поэтому ограничимся рис. 6, иллюстрирующем масштабы использования земельных участков для коммерческой деятельности без правоустанавливающих документов.


Рис. 6.
Использование участков без правоустанавливающих документов.

 

Преимущества ГИС-картографирования

Геоинформационное картографирование различных аспектов интеграции репатриантов, как отмечали В.Г. Шевчук и С.А. Карпенко, может служить эффективным средством не только для объективного информирования узкого круга исследователей, политиков, государственных служащих, но и «при широкой популяризации способствовать искоренению сложившихся в обществе «стойких заблуждений» и, в конечном счете, укреплению взаимного доверия и снижению уровня этносоциального напряжения в крымском социуме» [2, с. 114].

Полагаю, что удачной иллюстрацией данного тезиса могут служить картосхемы, приведенные на рис. 7, 8. Первая взята из [5, с. 431, 433-435], где она подана в качестве приложения к публикуемому «впервые» (?) из «текущего архива Совета Министров Украины» постановлению Крымоблисполкома от 04.12.90 г. №317 «О примерной схеме расселения крымских татар по городам и районам области до 1996 года». Вторая картосхема представляет собой картографическую реконструкцию данной «Схемы…» (имеется и в табличном виде), опубликованную как минимум за 12 лет до этого в [6, с. 68-69].


Рис. 7.
Схема районной планировки из книги «Депортовані. Документи. Факти. Свідчення».


Рис. 8.
Картографическая реконструкция «Примерной схемы…».

 

Надеюсь, внимательный читатель, самостоятельно сделав выводы относительно «введения» в научный оборот сомнительных картматериалов, станет истовым поборником применения геоинформационных технологий в избранной им сфере деятельности.

Литература

1. Габриелян О.А., Ефимов С.А., Зарубин В.Г., Кислый А.Е., Мальгин А.В., Никифоров А.Р., Павлов В.М., Петров В.П. Крымские репатрианты: депортация, возвращение и обустройство.- Симферополь: Издательский дом «Амена», 1998.- 340с.

2. Шевчук А.Г., Карпенко С. А. Информационно-географическое обеспечение проблем интеграции репатриантов в крымский социум //Ученые записки Таврического национального университета. Серия: География. 2005. Том 18(57). №2. с.113-119

3. Ішин А.В., Беднарський І.Г., Швець О.Б. До питання щодо проявів етнополітичних суперечностей в Криму на сучасному етапі / за ред. О.Г.Шевчука; Регіональний філіал Національного інституту стратегічних досліджень. Сімферополь: СФ НІСД, 2005.- 60с.

4. Самар В. Крымский земляной круг // «Зеркало недели». № 17 (596), 29 апреля-12 мая 2006 г.

5. Депортовані кримські татари, болгари, вірмени, греки, німці. Документи. Факти. Свідчення (1917-1991) / Упоряд.: Ю.Білуха, О.Власенко.- Муз. Україна, 2004.- 464с.

6. Сборник нормативных актов Верховного Совета и Совета Министров Крыма по вопросам возвращения депортированных народов.- Симферополь: СМ Крыма, 1992.- 138с.

Подписи